влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

«Ополченцы» занимались зверствами — основатель музея Пеле

«Футбол 24″ разузнал, что случилось с первым в мире частным музеем «Короля футбола» Пеле в Луганске, какова судьба редких экспонатов и самого владельца коллекции Николая Худобина.

Имя Николая Худобина, без преувеличений, стало известно на весь мир перед стартом Евро-2012, когда украинский коллекционер открыл в Луганске первый на планете частный музей «Короля футбола» бразильца Пеле. Настоящий музей, не просто экспозицию или стенд. Не в Бразилии — в Украине!

Публике на обозрение было представлено более 3000 экспонатов, которые Худобин собирал более 40 лет. Автографы и книги, почтовые марки и монеты, футболки и вымпелы — всё, что так или иначе связано с именем Пеле.

«Футбол 24″ дозвонился Николаю в Луганск, чтобы выяснить подробности судьбы его уникальной коллекции. И в разговоре выяснилось, что интересоваться надо было не экспонатами, а судьбой самого человека.

Три дня в подвале

- Николай, хотелось бы узнать, где ваша коллекция находится сейчас?

- Где и находилась, в Луганске.

- А сам музей функционирует?

- Нет. Музей закрыт. Хотя много звонков из школ, люди хотят видеть экспонаты. Но, говорю честно и откровенно, я эту власть не понимаю и не принимаю. Всё, вот такой я человек! Раз я открывал музей под украинским флагом…

Памятник Пеле перед входом в музей. Который сейчас закрыт

- А какой конфликт у вас возник? Или вы не хотите рассказывать?

- Конфликт? Просто «ополченцы» приехали ко мне домой с оружием, забрали меня, посадили в подвал. Они хотели забрать всё, что у меня есть. У меня перед войной жена умерла, которую я любил всем сердцем. Я в тот момент был убит горем. Вот они вместе с моим сыном и сестрой жены хотели забрать то, что принадлежало ранее моей супруге. Хотели убить меня, сами честно сказали.

Посадили в подвал, пытали. Три дня не давали ни воды, ни еды. Били, в рот дуло автомата совали. В общем, насмотрелся, натерпелся.

У меня поменялось мировоззрение относительно этой власти. «Ополченцы» занимались зверствами, так и напишите. Страшное дело, вообще!

- Поясните, ваш сын был с ними?!

- Понимаете, сын у меня сильно пьет. И они хотели убить меня и забрать все имущество. «Ополченцы» отправили в камеру, а там меня все узнали: кто-то читал обо мне, кто-то видел по телевизору. И все сказали, кто я. И что трогать даже пальцем нельзя. Вооруженные люди били меня по голове. А им сказал сразу: «Если я отсюда выйду, вам – хана!»

Спас музей, думаю. Так бы и в живых уже не было…

«Когда сказал, что поеду в Киев жаловаться, начали лупить ногами по голове»

- Их, получается, не интересовали ваши экспонаты?

- Они сначала не знали, кто я такой. Я не бедный человек, и они, думаю, хотели всё у меня забрать.

- Кто вам помог выйти из подвала?

- Я не знаю до сих пор. Наверное, в интернет вошли и узнали, кто я такой. Думаю, они просто перепугались. На третий день привезли меня домой. Извинились, правда, но угрожающе.

Один из уникальных экспонатов музея: часы, которые подарил на память сам Пеле игроку сборной СССР Валентину Афонину после товарищеского матча Бразилия – СССР в 1965-м на легендарном стадионе «Маракана». Позднее жена футболиста подарила реликвию музею Пеле в Луганске.

 

- Всё, что вы рассказываете, вам не навредит?

- Мне наплевать. Когда сказал, что поеду в Киев жаловаться, начали лупить ногами по голове. Я говорю: »Вот, у меня паспорт Украины в кармане. Я до сих пор являюсь гражданином Украины, правильно или нет?». Вот, за это меня и избивали.

А всё, что я говорю, это — факт. Я бы хотел дать интервью любой газете – «Таймс», или в Бразилии. Расскажу то же, что рассказал вам. Я как человек никому не интересен, а вот музей…

Вот пример. Бомбы рвутся возле моего дома. Из Москвы звонят, газета «Труд»:«Николай Владимирович, дайте интервью!» Из Киева звонят: «Что с музеем?» Вдова легендарного вратаря Льва Яшина, с которой мы очень дружны, звонит: «Коля, как музей?»

«За фотографию Пеле с Яшиным отдал велосипед»

- К вам обращались с украинской или российской стороны с предложениями вывезти куда-то вашу коллекцию?

- Были предложения, да. Понимаете, чемпионат мира 2018 года приближается. И, независимо от того, Россия хозяйка турнира или другая страна, это – футбол. Я считаю, что спорт и футбол, это – не политика. Это для всех. И если я буду делать выставку в Москве, в России, то я буду представляться только так: или Николай из Донбасса, из Луганска; или Николай из Украины. Вот и всё.

- Знаю, что вы фанат и вряд ли согласились бы продать что-то из коллекции. Обращались ли к вам частные лица с предложениями купить какой-то из экспонатов?

- И это было. Не буду говорить конкретно о суммах и именах. Но были предложения. Дело в том, что мне 55 лет и всех интересует: кому достанется музей? Но я на такие темы даже не разговариваю. Страшно как-то: вроде и не жил еще, а уже 55 лет.

Когда был мальчиком маленьким, то за фотографию Пеле с Яшиным отдал велосипед. Мама подарила мне альбом, и с него началась моя коллекция. А сейчас я сам удивляюсь, что она так выросла. И то, что выставлено в музее, это только часть коллекции! А есть еще запасник. Я хотел, чтобы музей больше в два раза был.

«Хотел бы устроить выставку в Киеве»

Николай Худобин хотел бы привезти коллекцию в Киев

- Была информация, что вы хотите сделать выставку в Киеве. Но дадут ли вам вывезти коллекцию?

- Была такая идея. На меня в Луганске долго смотрели и человек при власти сказал:«Это, конечно, ваше право…» Но сказал с каким-то холодком.

Я еще не предпринимал каких-то конкретных действий, но, признаюсь, очень хотел бы устроить выставку в Киеве. Для меня Киев был и есть столицей, я родился в Украине. Меня многие знают, и в Федерации футбола Украины меня помнят. Я знаю, что люди придут, что им будет интересно.

Если я буду организовывать выставку в Киеве, то хотел бы назвать ее: «Музей Пеле – посол мира». Мне больше всего жалко стариков и детей. Они страдают, поймите. Они недоедают, не могут концы с концами сводить. Когда дают гуманитарную помощь, как собакам, они друг друга давят! Это страшно, поймите…

«Рад, что в Бразилии знают о Луганске. Жизнь прожита не зря»

Луганск. 2012 год. Посол Бразилии в Украине открывает памятник украинско-бразильской футбольной дружбе. Так недавно и так давно…

- Я делал уже две выставки в Москве. – продолжает Николай Худобин. — И все газеты написали, что частных музеев такого уровня в мире нет нигде. Есть клубные музеи, а частных коллекций нет! Я люблю футбол душой и музей создал для того, чтобы в первую очередь дети видели, к чему может привести мечта. На примере человека, который шел к ней, стремился увидеть Пеле. И в итоге три раза встречался с кумиром. Я в Бразилии так и сказал: «Я люблю талант Пеле больше всей Бразилии вместе взятой!»

С Пеле Николай Худобин виделся трижды: первый раз в 1997 году в Москве, второй — в 2003-м и третий — в 2006 году. Два последних раза – в Бразилии.

Надо мной, когда еще был мальчишкой, смеялись: мол, «о негре» коллекцию собираешь! Но я шел к своей мечте, день за днем. И всё свершилось. Жаль, не все удалось реализовать…

- Что именно?

- Не удалось привезти самого Пеле в Луганск, не получилось, хотя были шансы.

Еще хотел тур с музеем по Европе сделать. Еще и денег заработали бы, не говоря о престиже. Деньги отдал бы на детский футбол – в Луганске, Киеве – неважно, я человек не жадный. Просто таких выставок нигде никогда не проходило.

Также были планы сделать выставку в самой Бразилии. Вел переговоры на этот счет с Федерацией футбола Украины. Это мирового масштаба выставка была бы!

Я трижды был в Бразилии, меня эта страна обласкала: я на обложках газет, везде меня знают. Это приятно. Но больше всего приятно, что не меня, а наш городок, Луганск, там знают. Вот это особенно сильно радует, считай, не зря жизнь прожита!

Как Луганск и Сантос городами-побратимами стали

- Знаю, вы приложили руку к тому, что в 2013 году Луганск и бразильский Сантос, родина Пеле, стали городами-побратимами?

- Я был в Бразилии с тогдашним мэром Луганска Кравченко. Мы подписали договор между Сантосом и Луганском о статусе городов-побратимов. Да, как ни странно, все говорили, что побратимство стало возможно именно из-за музеев. Я-то свой открыл раньше! В Луганске музей Пеле открылся перед чемпионатом Европы 2012 года, а сами бразильцы свой открыли перед чемпионатом мира 2014-го. На церемонии все говорили, что Пеле был маленьким человеком, а стал «Королем футбола». И, вот, мол, такой же паренек, который приехал из далекой страны. И из-за него мы хотим подписать договор между городами. Плакали люди. Кто-то обнимал, кто-то руку мне пожимал. Потом приехал президент «Сантоса» и вручил мне флаг клуба и футболку, где на спине вышито «Пеле» золотом. Сказал: «Таких, Николай, только две: у тебя, и у самого Пеле».

А сейчас, видите, всё рухнуло…

Руслан Меженский, Футбол 24

Опубликовать в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий